чему учит рассказ ежовые рукавицы

«Ежовые рукавицы», Пришвин, отзыв в читательский дневник как написать?

«Ежовые рукавицы», Пришвин, отзыв к рассказу какой?

«Ежовые рукавицы» Пришвина, как написать отзыв к рассказу?

Отзыв к рассказу «Ежовые рукавицы» Михаила Пришвина, что написать?

answer avatar

Михаил Пришвин написал интересный рассказ, который называется «Ежовые рукавицы».

Мне очень понравился рассказ, автор интересно рассказывает как рассказчик с егерем Кирсаном ходили на охоту, и как Кирсан помог перевоспитать собаку Ромку, который не слушался.

Любители животных хорошо понимают автора, понимают как бывает непросто сладить с непослушными и озорными питомцами.

Как только Ромка пытался ослушаться, три волшебных слова его делали «культурным» и послушным.

cWAYE7JIOPcTHkmifZkmb2SYRdO8EW5

answer avatar

Для того, чтобы написать краткое содержание рассказа можно воспользоваться, например, его планом, добавив поболее описания в каждую позицию, или же если еще свежо в памяти чтение, и сюжет полностью не выветрился из головки, записать его так в свой читательский дневник:

Главной мыслью рассказа является то, что не столь важно само наказание за провинность, сколь чистосердечное признание своей вины. Мужчина ведь рассердился даже не на то, что камень разбил стекло, а то что мальчуган не подумал о том, что булыжник мог разбить голову человеку. Даже маленький ребенок должен осознавать последствия своих действий, думать о том, может оно принести вред кому-то или будет безвинно для окружающих. И потом, как бы ты не врал и не выкручивался, лучше сразу сознаваться в содеянном, ибо, вон как легко, оказывается, узнать правду!

answer avatar

Замечательная, веселая сказка про двух мышей, одна из которых по нелепой случайности, оказавшись заложницей чемодана, приехала из Парижа в Брюссель, и, встретив местную солидную мышь, начала себя высокомерно вести, чем вызвала явное неудовольствие хозяйки местности. Т.е. мы имеем двух главных персонажей, мышей.

Краткое описание сюжета сказки

Источник

Пришвин, «Ежовые рукавицы», о чем рассказ, чему учит, главная мысль какая?

Чему учит рассказ Ежовые рукавицы Пришвина Михаила?

О чем рассказ Ежовые рукавицы Пришвина?

Пришвин, рассказ Ежовые рукавицы о чем, чему учит, что написать в читательский дневник?

Пришвин, ежовые рукавицы, главная мысль какая?

Пришвин, ежовые рукавицы, смысл какой, о чем рассказ?

answer avatar

Главные герои рассказа Пришвина «О чем шепчутся раки»:

Главная мысль этого рассказа в том, что каждое живое существо больше всего на свете хочет жить и если попадает в опасную ситуацию, то ищет любые способы выбраться, как те раки из корзины. Нет такого животного, которое само сказало бы человеку: Кушайте меня на здоровье».

answer avatar

Однажды начался дождь и мама-курочка заботливо расправила над детками свои крылья. А когда гроза закончилась, гусятам захотелось на волю и они одновременно вытянули свои длинные шейки. Пиковая Дама оказалась подвешенной на шеях гусят, как на столбах. После этого курица стала сторониться «цыплят» и отныне она гуляла отдельно от них.

Главная мысль рассказа Пришвина состоит в том, что нужно смотреть правде в глаза. Мы часто принимаем желаемое за действительное, но истина всегда побеждает. Рассказ учит, что нужно быть внимательными и стараться правильно оценивать ситуацию, даже если знать правду нам не очень хочется.

96dtMmhJH6a6tcQfkrWg2lRzO3DmqaF

answer avatar

Этот рассказ учит нас тому, что животные и птицы все понимают, все чувствуют и могут испытывать самые разные эмоции. Он учит нас любить природу и относится к ней с уважением.

nUu0JUDwclRqtoOttZmueCoedIYyAuum

answer avatar

Рассказ Пришвина «Ребята и утята» рассказывает о группе сорванцов, которые помешали утке вести своих утят в безопасное место и если не автор рассказа, то утята могли погибнуть. Главная мысль рассказа «Ребята и утята» учит любить живую природу, бережно относиться к живой природе, не губить из озорства животных, не обижать слабых и помогать попавшим в беду.

answer avatar

Главные герои рассказа Пришвина «Лисичкин хлеб»:

Главная мысль этого рассказа в том, что всех нас манит тайна, что все таинственное кажется нам необыкновенно привлекательным, заманчивым. И даже обычный хлеб, с которым оказывается связана какая-то интересная история оказывается во сто крат лучше такого же куска, но лежащего дома.

Источник

Ежовые рукавицы

993 3110

Собака, все равно как и лисица и кошка, подбирается к добыче. И вдруг замрет. Это у охотников называется стойкой.
Собака только стоит и указывает, а человек при взлете стреляет. Если же собака при взлете бежит, это не охота. За одной побежит — другую спугнет, третью, да еще и с лаем пустится по болоту турить — охотнику так ничего и не достанется.

Учил я Ромку, чтобы не гонять, и не мог научить.

— Некультурен! — сказал мне однажды егерь [Егерь — это немецкое слово, значит «охотник».] Кирсан.

— Как же быть с некультурностью? — спросил я.

Кирсан очень странно ответил:
— Некультурность у собак надо ежом изгонять.

Нашли мы ежа. Я пустил Ромку в тетеревиные места, и скоро он стал по тетерке. Я позади Ромки стал, а Кирсан с ежом сбоку.

Ромка с лапки на лапку: раз, два, три…Ежовые рукавицы

— Назад! — кричу Ромке.

Ничего не помнит, ничего не слышит. Бросился. И тут-то Кирсан на прыжке сбоку прямо в нос ему ежа. Ромка опомнился, взвизгнул — и на ежа. А ёж ему своими колючками еще здорово поддал. И мы на Ромку и приговариваем:

— Помни ежа, помни ежа!

С тех пор, когда птица взлетает, я говорю негромко:
— Ромка, помни ежа!

Однажды я спросил Кирсана:
— Как это вы, Кирсан Николаевич, пришли к такой догадке, чтобы некультурность ежом изгонять?

— С себя самого перевел, Михайло Михайлович, — ответил Кирсан. — В детстве соседям окна бил из рогатки. Раз поймали меня и говорят: «Этого мальчишку надо взять в ежовые рукавицы!» И взяли. А потом это с себя я на собак перевел с большой пользой.

Источник

Ежовы рукавицы: значение фразеологизма и как он появился

Некоторые люди так и требуют, чтобы их держали в ежовых рукавицах. Конечно же, речь идет о переносном значении фразы – ежи в производстве предметов одежды не используются.

ezhovy rukavicy

Что означает и как возникла фраза «держать в ежовых рукавицах»?

Когда мы говорим «держать в ежовых рукавицах», то подразумеваем полное и беспрекословное подчинение, жесткое повиновение. Но откуда же появилось это выражение и действительно ли оно связано с мрачным именем Николая Ежова?

Миф о связи выражения со сталинским режимом породил плакат художника Ефимова, на котором нарком в колючих рукавицах держит многоголовую гидру различных врагов народа. Именно Ежова считают одним из организаторов репрессий 1937 года, ведь он тогда и возглавлял НКВД. А сами эти страшные годы даже прозвали «ежовщиной». Так что отсылка к наркому и его хватке понятна и очевидна. На самом деле история фразы намного богаче.

ezhovy rukavicy

Выражение «держать в ежовых рукавицах» можно встретить намного раньше, в произведениях Чехова и Пушкина. А немецкий генерал в «Капитанской дочке» даже удивлялся этой фразе, считая ее какой-то русской поговоркой. Даже в словарях XVIII века можно найти пословицу «Ежовыми рукавицами да за мягкое тело приниматься». Что же это за рукавицы такие? Действительно ли они колючие, как еж?

В данном контексте «ежовый» означает не «из ежа» или «похожие на ежа», а «для ежа». Когда в подвалах крестьянских домов заводились мыши, то в борьбе с ними помогают не только кошки, но и ежи. Сами они не полезут в незнакомое место, вот и пришлось мастерить из толстой кожи специальные ежовые рукавицы без меха или подкладки. Их еще называли голицами. В таких рукавицах можно было взять колючее существо и отнести в новые угодья, на охоту. Да и в работе жесткие голицы были пригодны, защищая руки от повреждений.

ezhovy rukavicy chto oznachaet

В собрании Даля нашлось место поговорке «Ежовая голица учить мастерица», близкой по смыслу современной фразе «держать в ежовых рукавицах». Буквально это означает, что можно крепко держать кого-то, не опасаясь его укусов, атак или уколов, принуждая к нужным действиям. Так что ежовые рукавицы вовсе не такие уж и колючие и тем более не имеют отношения к живодерам.

Источник

Карлик в ежовых рукавицах

Общеизвестен смысл этого выражения, «держать в ежовых рукавицах». То есть, быть строгим, суровым с кем-то, обходится жёстко. Но что же это за ежовые рукавицы и почему именно они? И где здесь замешано НКВД?

Вообще, существует, по сути, несколько этимологий известного фразеологизма. Первый о том, что раньше ежей ловили (которые являются отличными крысоловами, поэтому их и отлавливали), используя особые рукавицы без меха и с толстой кожей, которые впоследствии и стали называть «ежовыми».

Во-вторых, следует указать, что к XVIII веку в словарях мы можем найти выражение
Ежовыми рукавицами да за мягкое тело приниматься
Смысл которой заключался в том, что можно относится к какому-то делу грубо и без должной деликатности, но во благо.

Но причём тут НКВД? А притом, что известная пословица стала звучать совершенно по-особому при Николае Ежове — наркоме внутренних дел СССР и фактическом лидере НКВД, период «царствования» которого в органах отличился особой жестокостью и совершенно невиданным размахом репрессий среди населения. Тогда и те инструменты, которыми сотрудники НКВД совершали пыточные операции, стали называть «Ежовыми рукавицами».

В своих материалах, на сколько это возможно, я стараюсь придерживаться непредвзятого подхода к описанию личности, а также пытаюсь увидеть различные грани героя. Следует сразу предупредить своих уважаемых читателей, что в данном материале я явно предвзят, попытки оправдания одиозного наркома не предпринимал и не нашел граней, которые могли бы характеризовать его иначе, чем он представлен в истории.

О детстве Николя Ежова практически ничего не известно. Это и понятно: дорвавшись до власти, он постарался подчистить все источники, где содержались сведения о его происхождении и ранних годах. Вскользь неизвестный период жизни Ежова затрагивает в своей автобиографии литературовед Елена Скрябина.

От своей знакомой, родители которой были домовладельцами, Елена Александровна узнала, что отец Николая Ежова какое-то время работал дворником в одном из старых районов Петербурга. Его сын-сорванец, тогда подросток, отличался прескверным характером: любимое занятие Коли – истязание животных и издевательство над малолетними детьми. Главное – причинить кому-то боль.

Скрябина отмечала, что при выходе Николая из дома во дворе разбегалась вся детвора. С ним не хотели иметь дело даже взрослые.
По слухам, неуравновешенный ребенок одно время находился на лечении в психиатрической больнице.

Мальчик Коля Ежов с ранних лет понял, что он не как все. В первую очередь он был намного ниже и физически слабее своих сверстников. А также, будучи подростком, он обнаружил в себе неподдельный интерес к лицам своего пола. Семья его родителей была бедной, образования юноша практически никакого не получил, зато с 11 лет уже мигрировал по разным городах, но прижиться нигде не удавалось. Приходилось зарабатывать на пропитание физической работой, к которой он совсем не был расположен.

Ежов рано перестал расти. Даже в сравнении с невысоким Сталиным он выглядел карликом. По этой причине он был признан негодным к строевой службе. Свой малый рост Ежов компенсировал неуемным тщеславием и жаждой возвыситься над теми, кому природа благоволила.

Хорошей возможностью проявить себя стала начавшаяся Первая Мировая. Николай отправился туда, в то время в армию стали брать даже таких, как он. Но вскоре был ранен, отправлен в госпиталь, да так и не призван более к активным боевым действиям. Остаток войны он провел в делопроизводственных и канцелярских работах. Также как и войну, пропустил он в госпитале и революцию. Он не был её вершителем, не был и её активным сторонником. Ежов предпринимает новую попытку военной карьеры, поступает уже в Красную армию, но снова оказывается на функционале писаря.

Ежов был назначен на пост наркома внутренних дел (НКВД) в 1936 году, сменив Генриха Ягоду, который по мнению Сталина был недостаточно проворен «в деле разоблачения. «.

Между тем в последние годы многие историки выяснили, что репрессии 37-го года были отступлением Сталина от своих принципов. Он уже к концу 20-х годов понял, что учение Маркса о мировой революции в условиях ХХ века ошибочно, и взял курс на строительство социализма в отдельно взятой стране и подготовке в отражению нападения капиталистических стран, что, в конце концов, и произошло. Но региональные руководители, так называемая «ленинская» гвардия, не помогали проводить культурную революцию, индустриализацию и коллективизацию, а мешали в силу своей малообразованности, и веры в мировую революцию. Как следует из мемуаров Льва Троцкого, рассекреченных согласного его завещанию через 50 лет после смерти, т.е. в 1990 году, он создал IV Интернационал для борьбы со Сталиным, и в нашей стране троцкисты готовила сразу несколько заговоров. Одним из них был заговор в армии во главе с Тухачевским.

Заговор зрел давно, и органам НКВД было известно о нем, но тогдашний нарком Ягода, который давно мечтал жить, как живут на западе министры, спускал следствие на тормозах, и, как считает следствие, сам примкнул к нему. Именно на это стал намекать Сталину Ежов, когда стал курировать органы НКВД по линии партии.

Практически никто из историков не сомневается, что в НКВД Ежов осенью 1936 года пришел уже с готовой программой начала и террора, и зачистки собственно чекистских рядов, поскольку этой программы он с первого дня на Лубянке не скрывал.

«Придя в НКВД, Ежов сразу же объявил своим новым подчиненным о намерении покончить со сложившимися при Ягоде традициями замкнутости и клановости. Выступая на одном из первых заседаний руководящего состава наркомата, он обратился к присутствующим с таким примерно заявлением: «Если я в своей работе допущу что-нибудь неправильное, то вы, чекисты, вы, члены партии, можете пойти в ЦК, можете пойти в Политбюро. Нет у нас ничего другого, кроме нашей партии, и кто пойдет к нашей партии, тому честь и хвала». Проверять искренность этих слов никто, естественно, не стал, да и смысла в этом не было, поскольку Ежов постоянно утверждал, что именно волю ЦК, а точнее – Сталина, он как раз и выражает, что, кстати, полностью соответствовало действительности».

Недавно в беседе на канале «День» известный историк спецслужб Александр Колпакиди высказал свою уверенность в том, что заговор против Сталина существовал и в органах НКВД. Вполне возможно, что его возглавлял кто-то из партийных функционеров, тот же Пятницкий, бывший сотрудник Коминтерна, ставший завотделом ЦК, без визы которого не осуществлялись расстрелы. Заговорщики хотели массовыми расстрелами невинных людей вызвать недовольство народных масс, и осуществить намеченные планы по устранению Сталина.

Здесь Колпакиди проводит параллель с заговором военных в Германии и заговорами военных в СССР. И там и там, заговоры существовали долгие годы, но заговорщики не решались убрать своих вождей – Гитлера и Сталина, хотя такие возможности у них были. И сам же отвечает на этот вопрос. Просто у Гитлера в 30-е годы, а у Сталина чуть раньше, появился такой авторитет в народе, что убийство вождей привело бы к гибели самих заговорщиков. Авторитет и Гитлера, и Сталина, появился не в результате пиар-компании, а в связи с успехами в народном хозяйстве Германии и СССР, а потом и военными успехами фюрера. Именно с этими, так не похожими друг на друга, личностями, народ связывал положительные изменения в своих странах. И как только заговорщики поняли, что война проиграна по вине их фюрера, что русские войска подходят к границам рейха, а союзники высадились в Нормандии, и это понимает народ Германии, тут же последовала попытка устранения Гитлера. А вот Сталин таких поводов заговорщикам не дал. Я могу лишь согласиться с мнением Колпакиди.

Несмотря на природную жестокость Ежов был человеком трусливым.
Он мог отправить в лагерь или поставить к стенке тысячи человек, однако не смел тронуть тех, кому благоволил «вождь». В 1938 году Николай Ежов узнал о том, что его жена Евгения (Суламифь) Хаютина (Файгенберг) неоднократно изменяла ему с Михаилом Шолоховым.

А вот Шолохова он тронуть побоялся. Кроме автора «Тихого Дона», в связях со своей женой Ежов обвинил писателя Исаака Бабеля и полярника Отто Шмидта. Однако и они не пострадали от всесильного наркома.

К мужеложству Ежов пристрастился, будучи еще 15-леним подростком, после чего не раз вступал с мужчинами в интимную связь.
С новой силой окунулся он в омут однополой любви после гибели жены.
Этот период уже находившийся под следствием нарком описывал в заявлении, датированным 24 апреля 1939 года: «В 1938 году были два случая педерастической связи с Дементьевым, с которым я эту связь имел, как говорил выше, еще в 1924 году.

Связь была в Москве осенью 1938 года у меня на квартире уже после снятия меня с поста Наркомвнудела. Дементьев жил у меня тогда около двух месяцев. Несколько позже, тоже в 1938 году были два случая педерастии между мной и Константиновым. С Константиновым я знаком с 1918 года по армии».

Владимир Константинов был дивизионным комиссаром, Иван Дементьев служил охранником. Последний подтверждал, что «занимался педерастией» с Ежовым «самыми извращенными формами». Кроме них в любовниках Николая Ивановича значились директор МХАТА Яков Боярский и Главный государственный арбитр при СНК СССР Филипп Голощёкин, один из организаторов расстрела царской семьи.

Когда в марте 1938 года по обвинению в антисоветской деятельности расстреливали Бухарина, Рыкова, Ягоду и других видных партийцев Ежов распорядился сделать так, чтобы те, кого еще не расстреляли, наблюдали за казнью своих товарищей, готовясь занять их место.

Вещи своего предшественника Ягоды Ежов по известным только ему причинам оставил себе и хранил их до конца своих дней. В этом наборе были: коллекция порнографических фотографий и фильмов, пули, которые извлекли из расстрелянных Зиновьев и Каменева, а также резиновый фаллоимитатор.

Конец ежовщины всем известен, команду Ежова зачистила и расстреляла команда нового наркома, Берии. С лета 1938 года начался быстрый закат вчерашнего фаворита Ежова в глазах Сталина, смолкли постоянные славословия в адрес «великого наркома НКВД» и песни советских акынов о «сталинском соколе Ежове». Сталин испугался наркома НКВД, который приобрел большую власть. Одному из политических лидеров зарубежных стран Сталин, идя с ним по коридору в Кремле мимо охранников НКВД, сказал: «Не знаю, кто из них может выстрелить мне в спину». Поэтому он сменил охрану на терских казаков, которые терпеть не могли нкведешников. Но требовалось действовать очень осторожно, заговорщиков было много.
В августе 1938 года Ежову назначают в заместители по НКВД бывшего первого секретаря компартии Грузии Лаврентия Берию, который прибыл я рядом проверенных чекистов из Грузии, с которыми сотрудничал, будучи председателем ЧК этой республики. Тем же летом начинают «брать» первых ежовцев. Тогда же появляется донос на самого Ежова со стороны его подчиненного, начальника Ивановского управления НКВД Журавлева, где «железного наркома» впервые называют иностранным шпионом, заговорщиком, террористом и даже гомосексуалистом. Все эти обвинения очень скоро перекочуют в следственное дело и обвинительное заключение по опальному наркому Ежову. Написавший этот донос на своего наркома чекист Виктор Журавлев в награду получит пост начальника НКВД по Московской области, но затем будет переведен начальником лагеря под Карагандой в ГУЛАГ за ошибки в работе, где проворуется и будет послан еще дальше – командовать лагерем на Колыме. В 1946 году решат арестовать и его, но при вызове из Магадана в Москву Журавлев внезапно умрет, как подозревают – тоже отравившись сам в страхе перед арестом и пытками.

Сам бывший нарком НКВД Ежов арестован вчерашними подчиненными 10 апреля 1939 года прямо в кабинете секретаря ЦК ВКП(б) Маленкова и увезен в Сухановскую тюрьму (ее в НКВД зарезервировали за особо значимыми политическими заключенными) с целью выбить из него показания для предрешенного смертного приговора. Полагают, что при его аресте в кабинете Маленкова кроме арестной команды НКВД присутствовал и сам сменивший Ежова на посту наркома Берия, а есть предположение, что и сам Иосиф Виссарионович явился и лицезрел арест своего недавно «верного Николая». По другой версии, Ежова вообще буднично взяли обычные оперативники НКВД прямо в его кабинете в Наркомате водного транспорта, и при этом будто бы издерганный страшным ожиданием Ежов сказал им: «Наконец-то вы пришли, я вас ждал».

10 июня 1939 года Николаю Ежову было предъявлено официальное обвинение в шпионаже в пользу ряда западных стран, в заговоре против руководства СССР, в подготовке госпереворота, в организации убийств видных партийных деятелей. Из приговора суда гомосексуальное обвинение убрали, видимо сочтя его по советской морали слишком пикантным и ненужным в деле столь матерого шпиона и заговорщика.

Ежов не надеялся на помилование, но просил, чтобы его расстреляли «спокойно, без мучений». Последние его слова были о «хозяине». Он просил передать товарищу Сталину, что будет умирать с его именем на устах.

После расстрела тело Ежова поместили в железный ящик и отвезли на кремацию. Все, что осталось от главного палача НКВД было сброшено в общую могилу на Донском кладбище столицы, где накануне захоронили расстрелянного Бабеля. Рядом покоится и его жена Евгения с тремя родными братьями.

Все остальные главные участники процесса над ежовцами тоже все признали. Кроме этого, на них же попытались списать многие грехи вакханалии террора 1937–1938 годов, обвинив и в пыточном следствии, и в злоупотреблении положением в НКВД для собственной карьеры, и даже в репрессиях невиновных лиц, принужденных ими пытками к самооговору. Не случайно вместе с ежовцами расстреляли и главного военного прокурора Красной армии Розовского, на которого возлагалась обязанность надзора за законностью работы НКВД и который, по мнению следствия, от этого надзора преступно самоустранился.

Я далек от желания изобразить представителей НКВД разных периодов «белыми и пушистыми». Продолжалась гражданская война, когда исподтишка убивали людей, вредили, да и элементарная преступность была очень высокой. В первых составах ЧК-ОГПУ-НКВД были малограмотные люди, которые верили в скорую мировую революцию, и уничтожали настоящих и мнимых врагов без разбору. Да и сами чекисты не всегда соответствовали требованиям, которые высказал Феликс Дзержинский: «Чекист должен быть с горячим сердцем, холодной головой и чистыми руками». Хватало в органах карьеристов, приспособленцев, недалеких людей. После Ежова из НКВД было уволено немало сотрудников, из них 20 тысяч расстреляно как запятнавших звание чекиста. Но Берия остановил маховик арестов, начал пересмотр дел и приговоров, и многие невинно осужденные были реабилитированы, вышли на свободу, в том числе тот же будущий маршал Рокоссовский. А Хрущеву, чтобы иметь авторитет в стране, требовалось свалить все на одного человека, хотя у него самого руки были по локоть в крови. Но эта уже другая история, о которой я уже не раз писал.

Источник

admin
Делаю сам
Adblock
detector